Отдохнуть в заповеднике. Кому и зачем нужен экотуризм?

Отдохнуть в заповеднике. Кому и зачем нужен экотуризм?

Плато Путорана.

Со школьных уроков геог­рафии плато Путорана казалось мне таинственной сказочной страной, недостижимой, как любая сказка. А теперь то и дело интернет «подсовывает» рекламу туров на плато Путорана. Как такое возможно, если это заповедник? Государст­во берёт под охрану территории, наверное, не для того, чтобы их загадили туристы…

А. Давыдова, Ростовская обл.

Кто имеет право?

Эти горы без вершин, сформировавшиеся в результате излияния магматической вулканической породы 250–251 млн лет назад, действительно можно назвать страной, ведь территория, которую они занимают, сопоставима по площади с Великобританией. И действительно, с 1980-х существует Путоранский заповедник – особо охраняемая природная территория.

Создан он для того, чтобы сберечь необычные горы, многочисленные озёра у их подножий, особую флору, насчитывающую 398 видов растений, и разнообразную фауну: 36 видов рыб, 184 вида птиц, 34 вида млекопитающих, в том числе редкие – снежный баран и дикий северный олень. В 2010-м ЮНЕСКО признала его памятником Всемирного наследия.

Но это раньше закон «Об особо охраняемых природных территориях» не разрешал посещения заповедников в принципе, хотя экскурсии с эколого-просветительскими целями всё же допускались – в виде исключения. Сейчас ситуация изменилась, и организация познавательных и приключенческих туров на плато Путорана стала возможна. Нужно только заранее зарегистрировать группу.

Территория заповедника охватывает не всё плато Путорана, есть у него прилегающие территории — так называемые «охранные зоны». Там по согласованию с дирекцией можно даже порыбачить и поохотиться.

Наверное, правильно, по­скольку это наша земля и мы имеем право посещать её уникальные уголки, наслаждаясь красотой и самобытностью своей Родины. Да и статус особо охраняемых природных территорий (ООПТ) появился не для того, чтобы «отсечь» жителей страны от её красот, а чтобы защитить уникальные уголки от техногенного воздействия. И закон «Об особо охраняемых природных территориях» (№ 33-ФЗ от 14.03.1995) толкует их как участки, которые «изъяты решениями органов государственной власти полностью или частично из хозяйственного использования и для которых установлен режим особой охраны».

«Охрану ООПТ нужно усиливать, но именно – в части недопущения там незаконных вырубок, добычи полезных ископаемых, строительства производств или создания полигонов», – считает управляющий партнёр Центра экологической и социальной информации и разработок Владислав Жуков.

Туризм – это не лесозаготовки и не нефтеразработки, под определение «хозяйственное использование» он вряд ли подпадает. При грамотном развитии инфраструктуры экологического туризма и перераспределении туристских потоков на ООПТ, считают в Министерстве природных ресурсов и экологии России, можно будет говорить не об увеличении рекреационной нагрузки, а, наоборот, о её снижении на конкретных тропах и объектах.

Пока что туризм на некоторых охраняемых территориях развивается всё ещё полудико. Предложений отдыха на плато Путорана в интернете действительно масса – 5 десятков сайтов выскакивают на запрос. Но программа повсюду предлагается одинаковая: пешие походы, поездки на катерах и моторных лодках, ночёвки в палатках. Всё это, безусловно, романтично, однако подходит такой отдых далеко не всем.

И хотя в 2019 г. (нынешний год в связи с эпидограничениями не учитываем) турпоток в эти места увеличился на 38% по сравнению с предыдущим, это, по данным Агентства развития Норильска, 3800 туристов в год, а потенциально регион может принимать до 30 тыс.

Андрей Сулейков, директор по развитию направления «Цифровой туризм» компании «Русатом Инфраструктурные решения» госкорпорации «Рос­атом», много лет занимается анализом больших данных в области туризма. Он подтверждает интерес к экотуризму. Так, только за месяц – с 19 августа по 19 сентября – эта тема собрала 14,9 млн просмотров в соцсетях. В Яндексе в этом году запросы по ней делались 101 284 раза, и больше всего их пришлось на май. За последний месяц запросов тоже было немало: «экотуризм» – 11 296, «отдых в деревне» – 11 366, «экологический туризм» – 5129, «центр экотуризма» – 1031.

Вам будет интересно  Экотропы Ленинградской области

«В этом году в связи с ограничениями, введёнными во всех странах, стал особенно заметен интерес жителей России к внутреннему туризму. И экотуризм уступает по привлекательности разве что морскому отдыху. Расстояние сегодня – не проблема, люди готовы отправиться в самые отдалённые уголки родной страны, на Север, Дальний Восток. Проблема здесь иная – отсутствие необходимой туристической инфраструктуры, – говорит Жуков. – Практика и нашей страны, и других стран показывает: если есть инфраструктура, если турпотоки организованно регулируются, то ущерба природе туристы не наносят. Замусоривают территории, как правило, дикие путешественники, которым всё нипочём».

Всё же ситуация меняется – в охранной зоне плато Путорана уже есть достаточно комфортные базы и строятся новые. Должен появиться визит-центр, и постепенно Агентство развития Норильска планирует объединить весь туризм в регионе под единым брендом ТРК «Арктический». Тогда для туристов появится «единое окно», через которое они смогут попасть не только на Плато, но и на Таймыр вообще.

Сколько мусора?

Такая же история и с камчатскими вулканами и гейзерами. Там 3 федеральных природных заповедника и 1 природный заказник. Плюс «Вулканы Камчатки» – 4 природных парка, особо охраняемые территории регионального значения.

Количество туристов в 2019 г. выросло на 12% по сравнению с 2018-м – до 240 тыс. (данные Агентства по туризму и внешним связям Камчатского края). Но на другом российском полуострове, Крымском, за 9 мес. этого года отдохнули 5 млн человек. Понятно, что Камчатку омывает не тёплое южное море: летом температура воды в Охотском море поднимается лишь до 10–18°С, в Беринговом и того меньше – до 7–9°С. Однако интерес к непляжному отдыху у людей растёт.

Тункинский национальный парк.

Побывать на Камчатке мечтают практически все, но едет туда в основном молодёжь с огромными рюкзаками за плечами. Возвращаясь, настоящие туристы жалуются, что слишком много следов пребывания человека увидели – замусорена природная первозданность.

«На Зайкином ключе и Верхне-Паратунских источниках волонтёры собрали около тонны мусора, оставленного отдыхавшими туристами» – такие сообщения в прессе не редкость.

Заповедники, заказники, хотя и объявлены особо охраняемыми территориями, к каждому туристу охрану приставить не могут . И получается, что дикий туризм превращает уникальные природные места по сути в бесхозные, загадить которые может любой нерадивый путешественник, а убрать мусор за ним некому.

Напротив, при развитии организованного туризма, поясняют в Минприроды, у нас придерживаются международного принципа «Leave No Trace»: «Не оставляй следов». Мусор в заповедниках и парках убирают как их сотрудники вместе с волонтёрами, так и привлечённые коммерческие организации.

Справка

Как сообщили «АиФ» в Мин­природы РФ, если не брать во внимание нацпарки с традиционно высокими турпотоками («Кисловодский», «Красноярские Столбы», «Сочинский», «Куршская коса»), можно привести в качестве хорошего примера развития экотуризма за последнее время проект «Великий Уральский Путь», который объединил 14 федеральных ООПТ в 6 регионах страны. Это 5,5 тыс. км маршрутов, а также лыжный и водный отдых на экологичном транспорте. В Алтайском заповеднике на берегу Телецкого озера туристы занимаются не наносящим вреда природе дайвингом.

А в «Заповедниках Мордовии» развивают детский познавательный туризм, проводят мастер-классы по выживанию в лесу, знакомству с природными богатст­вами и животным миром, организуют семейные гастротуры.

Туркластеры с комфортными условиями пребывания имеются в нацпарках «Таганай», «Смоленское Поозерье», «Орловское полесье», «Валдайский», в Кроноцком, Кавказском, Воронежском заповедниках и на других ООПТ.

Вам будет интересно  Как стать настоящим экотуристом

Более подробную информацию можно получить на портале Мин­природы России по развитию экотуризма: www.naturerussia.travel.

Когда человек природе друг?

Был в Черногории – там в национальном парке Дурмитор можно остановиться в гостинице. А наши парки, конечно, хороши своей первозданностью. Но кто её видит? Нужны элементарные условия, чтобы можно было приехать, остановиться на несколько дней.

А. Верёвкин, Москва

Как у них?

Черногорский национальный парк Дурмитор, расположенный вокруг одноимённой горы, летом облюбован пешими туристами, а зимой горнолыжниками и сноубордерами. Там проложены пешеходные тропы, лыжные трассы, оборудованы места отдыха. Есть и современная инфраструктура, в том числе небольшие уютные гостиницы. И так обстоят дела в национальных парках не только этой страны.

В США их много, и практически все открыты для туристов. Правда, обычно территория делится на две части: в одну туристы допускаются, другая закрыта. Маршруты проходят по заповедным и особо охраняемым территориям, где соблюдаются свои правила поведения. От наших они отличаются – к примеру, в их заповедниках разрешена спортивная охота.

В Йеллоустонском национальном парке и биосферном заповеднике, объекте всемирного наследия ЮНЕСКО,­ можно пройти по пешим маршрутам, и необязательно организованными группами – важно только не сворачивать в сторону, потому что это опасно. Зимой есть лыжные маршруты. По Йеллоустонскому озеру разрешено поплавать, взяв напрокат лодку, а если хочется привезти свою, то понадобится специальное разрешение. Нужно разрешение и на рыбалку – оно платное.

Йеллоустонский национальный парк.

На территории парка 12 площадок для кемпинга – можно поставить палатку или разместить трейлер (в Штатах они популярны). Небольшие площадки для пикника расположены вдоль основных дорог буквально на каждом шагу. На них стоят столы, лавки, а на многих есть и туалеты. Вот только разводить костёр можно не везде – лишь там, где есть разрешительный знак. Доковидные данные впечатляют: 4 млн посетителей в год, которые тратят 500 млн долл.

В итальянские Доломиты – горы, также внесённые в список всемирного наследия, чаще всего едут альпинисты и скалолазы, а зимой – любители горных лыж. Для них здесь проложены десятки маршрутов с пещерами и озёрами, а также лыжных трасс. Но доступен этот национальный парк и для экотуристов, стремящихся увидеть своими глазами необычные формы этой части Альп, сложенные из одной породы – доломита.

. Что у нас?

В России тоже есть примеры популярных туристических мест, где бережное отношение к окружающей среде позволяет человеку и природе находиться в гармонии. Один из них – горный курорт «Роза Хутор», пост­роенный в Сочи к Олимпий­ским зимним играм – 2014.

С одной стороны – современные отели, рестораны и магазины, расположенные вдоль реки Мзымты, Горная Олимпийская деревня на высоте 1100 м над у. м., более 100 км горнолыжных трасс, канатные дороги и различные аттракционы: родельбан (сани на рельсах), подвесной мост, качели над облаками. А с другой – альпийские луга и леса с живописными горными тропами, водопадами, разнообразными растениями и животными.

Обедаешь в ресторане, прогуливаешься по благоустроенной набережной вдоль реки и тут же, пройдя несколько сотен метров – уже в заповедном лесу. Высокие, будто из сказки деревья, своими ветвями соз­дающие над головой зелёный купол, журчание горной реки, пение птиц и шелест листьев…

При поддержке Федерального агентства по туризму в стране стал развиваться новый вид качественной рекреации, которая не нарушает природу, но предоставляет экотуристу удобства – глэмпинги (слияние англ. слов «гламурный» и «кемпинг»). В национальном парке «Анюйский» в Хабаровском крае глэмпинг-парк уже работает. Вдали от цивилизации на берегу реки Анюй (приток Амура) установлены шатры и сферы. С виду они лишь немного основательнее, чем палатки, а внутри – кровати с постельным бельём, столы, стулья.

Вам будет интересно  Экофермерство: как выращивают экологически чистые продукты и чем они отличаются от обычных

За лето-2020 в Сочи побывали больше 2,5 тысяч отдыхающих.

«Создание глэмпингов не связано с масштабными инвестициями и длительными сроками строительства, что делает их привлекательными для инвесторов и представителей малого и среднего предпринимательст­ва. При помощи глэмпингов мы можем быстро насытить качественной туристической инфраструктурой те места, где о существовании отелей и гостиниц приходится только мечтать», – сказала руководитель Ростуризма Зарина Догузова на Восточном экономическом форуме в 2019 г.

Развитие цивилизованного туризма может стать хорошей альтернативой нынешнему весьма спонтанному потоку на охраняемые территории и активности сомнительных турагентств. Вот только в тех местах, куда туристов едет прилично, шатрами не обойтись – нужны комплексы более основательные, а это уже другие вложения. Без серьёзного и опытного инвестора такую инфраструктуру не поднять.

При этом ситуация с ковидом, вызвавшая рост интереса к внутреннему туризму, наглядно показала, насколько мало используется у нас туристический потенциал. Страна огромная, малозаселённая, повсюду места красоты неописуемой, расстояния с учётом развития авиации – не препятствие, а территорий, обустроенных для отдыха всего ничего…

Кому и зачем нужен экотуризм?

В этом году отдыхать никуда не поехали, потому что заграница была закрыта, а Сочи и Крым слишком забиты. Но, честно говоря, морские отели уже надоели. Можно ли без проблем побывать в каком-нибудь нацпарке – на Камчатке, к примеру?

С. Арсеньев, Воронеж

В целом по стране национальные парки в 2019 г., по данным Минприроды, посетили 8,5 млн туристов. Экотуризм у нас набирает обороты, как и во всём мире. По некоторым источникам, на его долю приходится 20% доходов глобальной туриндуст­рии, а самыми популярными направлениями в мире являются страны Восточной Азии, сафари-парки Африки, зона тропических лесов Южной Америки.

Впервые этот термин прозвучал в 1980-х из уст мексиканского учёного Эктора Себальоса-Ласкурайна. Он ратовал за то, чтобы экология и туризм развивались в гармонии. В России об экотуризме заговорили при разработке пешеходного маршрута на Байкале. Уже создано Международное общество экотуризма, которое определяет его как туристическое направление, «идущее» в дикую природу, содействуя её охране и улучшая благосос­тояние местного населения.

Да, экономическая сторона тоже учитывается. Коста-Рика, к примеру, треть своей территории объявила природо­охранной зоной. Допустив туда «зелёных» туристов, страна получает ежегодный доход 650 млн долл. А национальные парки Кении приносят этой стране 450 млн долл. в год.

Российские регионы тоже рассматривают эко­туризм как источник притока средств. В правительстве Камчат­ского края считают его одним из основных приоритетов развития региона. К 2025 г. ожидают появления в этой сфере 10 тыс. новых рабочих мест – по этому показателю она будет сопоставима с рыбо­хозяйственным комплексом, базовой отраслью экономики региона. Самые популярные места отдыха Камчатки – это Долина гейзеров и ­Налычев­ская долина.

Развивается экотуризм в России повсеместно. На Байкале до нынешнего года поток туристов рос на 3–4% в год, в 2019-м там побывали 1,8 млн человек. Полюбоваться красотой Урала в Свердловскую обл. в прош­лом году приезжали 1,3 млн туристов (на 18% больше, чем в 2018-м). Национальный парк «Красноярские столбы» в 2019 г. посетили 1,13 млн человек – в 1,5 раза больше, чем за год до этого. Даже при падении потоков в этом году в связи с пандемией среднемесячная загрузка баз и гостевых домов в Алтайском крае превышала показатели 2019 г. Они заполнялись минимум наполовину, а в Белокурихе, Горном Чарыше – на 90–100%. В достаточно труднодоступном нацпарке «Ленские столбы» в Якутии тоже растёт посещаемость. И везде местные власти считают, что рост «зелёного» туризма поможет улучшить экономическую ситуацию в их регионах.

Источник https://aif.ru/travel/otdohnut_v_zapovednike_komu_i_zachem_nuzhen_ekoturizm

Источник

Источник

Источник

Рекомендованные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.